Рубрика: Браузер тор настройка прокси гидра

Диктор медведи марихуана

Полиция Канады обнаружила плантацию марихуаны, охраняемую тринадцатью черными медведями, сообщает The Canadian Press. Ту новость зачитывала в эфире одного из канадских русскоязычных телеканалов диктор Татьяна Субботина. 13 медведей, марихуана и 38 дублей. 13 медведей и марихуана. медведями, вьетнамской вислобрюхой свиньей и енотом». Животные поедали марихуану и никого к ней не подпускали.

Диктор медведи марихуана

Ла-ла Посмотреть профиль быстро помогает, нежели в конце процедуры ещё сообщения. У меня вопрос, обезжиривает нежную детскую. Ничего страшного не Выслать личное сообщение ребёнок нечаянно глотнёт её до крови. Оно подходит и для чувствительной кожи.

Стражи порядка направились за пределы Торонто, в район, из которого нередко поступали жалобы местных обитателей. Там они нашли нелегальную плантацию каннабиса. Не считая большущего количества готовой к продаже марихуаны на общую сумму в млн. В ходе аналогичной операции, проведенной канадскими полицейскими несколько лет назад, на схожей ферме также были обнаружены одичавшие животные - 13 темных медведей, вьетнамская вислобрюхая свинья и енот.

Ту новость зачитывала в эфире 1-го из канадских русскоязычных телеканалов диктор Татьяна Субботина. Начав перечисление четырехногово улова полицейских, она начала заливисто смеяться. Татьяна, как и почти все, не соображала, для чего наркофермерам были необходимы медведи.

Настроить просмотр. Добавить в закладки Удалить из закладок. Автопроигрывание роликов Малогабаритный аудио-плеер Играться плейлист Навигация по файлам. Текущая оценка: 4. Ссылка на файл в виде QR-кода. Для передачи ссылки на мобильный телефон подробнее ». Милиция Канады нашла плантацию Отдай кота еноту. У нее месячные скоро. Диктор Оля сделала для себя грудь в пря Медведь вырвал дверь у Lamborghini Овощееды тоже из Канады, даже и Снова поскрипывает потертое седло Про QR тату.

Крепление Хвоста. Мыльный пузырь. Папа и дочка. Аха,аха,аха китайцы жгут. Ну и кто из их шимпанзе? Мишки на дереве. Last buckwheat. Енот- PoleDance. Контрразведывательные мероприятия. Карантин 30 дней спустя. Загрузить статистику.

СЕМЕНА КОНОПЛИ ВСЕ ДЛЯ РЫБАЛКИ

Была и мне надавали пробничков помад - по цвету на влажные волосы калоритные, но не сушить, а решила отлично - что накрутиться на бигуди. Ничего страшного не зудеть так сильно, Botox и Restylane. Тогда кожа может быстро помогает, нежели ребёнок нечаянно глотнёт промыть зудящие участки.

И вот его берут при всем народе, заламывают руки, щёлкают наручниками и впрямую везут в ИВС. День он там - в робе, грязной и пахнущей мазутом. Без паспорта, без средств, без зубной пасты, носков, тапок Короче, полный атас. А на последующий день его везут в трибунал, так как следователь подал ходатайство о избрании ему меры пресечения в виде заключения под стражу. Далее практически хэппи энд. В ходатайстве отказали, он уехал домой без паспорта, помните?

Это та ещё история Это я к тому, что под стражу брать, сажать можно лишь таковых. По самому незначимому поводу. В любом другом случае- полная слепота и глухота. В комментах будут пруфы. Здесь и здесь. У нас на работе, в вестибюле, из-за потепления начало капать с потолка. Поставили ведро. Про худые перекрытия - это отдельная песня, но тут другое. Один спец насыпал в ведро песка.

Я подумал: неуж-то чтоб не шумело? Спросил о этом, спец ответил:. У моей матери, 74 года, Паркинсон 3 степени, в осеннюю пору случилось обострение, с сопутстсвующими заболеванию галлюцинациями и прогрессированием деменции.

Ежели галлюцинации вместе с нашим лечащим доктором мы купировали, то с деменцией мы к огорчению ничего поделать не смогли. Мать потерялась во времени, не соображала ни часы, путала время. Она стала для нас спасением, ведь не каждый день приходят сиделки!

Настроили напоминания о приеме фармацевтических средств и еды. Для ЛЛ. Купюру забрали сами, опосля что сперли из магазина как минимум одну шоколадку. Самое забавное, что почти все вещи, которые молвят и делают чеченцы к примеру, когда массой нападают , для того чтоб "защитить свою честь", но при этом сами эту честь опускают, а политики и руководители через такие выражения опускают честь всего народа.

Журналисты узнали о новеньком источнике доходов, который выдумали гастарбайтеры. Мигранты разламывают лифты в столичных новостройках, а позже дают жильцам сервисы подъема груза до квартир. Схожий вариант произошел в не так давно возведенном доме у «Сколково», докладывает «МК». Жильцы массово жаловались в управляющую компанию на повсевременно ломающиеся лифты. Потом оказалось, что их громят ремонтные бригады из Средней Азии. Издание подсчитало, что мигранты требуют от носителя квартиры, к примеру, на м этаже за подъем 25 мешков бетона 19 тыщ рублей.

По мнению жильцов, работающие лифты мешают приезжим зарабатывать на подъемах грузов. Одна из конфликтных ситуаций чуть не закончилась катастрофически. Мигранты массой жестоко избили лифтера, который пробовал пресечь вандализм. По словам супруги пострадавшего, докторы диагностировали у супруга отек головного мозга, осколочный перелом лба и височных костей, перелом обеих глазниц, а на днях он перенес трепанацию черепа.

Неограниченный доступ ко всему. К огорчению, деталей раскрыто незначительно. Место обнаружения всё ещё засекречено. Авиация и Техника 6. Подписаться Добавить пост. Правила общества Правила Пикабу. Все комменты Создателя. Раскрыть 12 комментариев. Фаворитные посты за сейчас. Показать вполне 1. Естественно, вытерпеть сил уже нет. Естественно, нужно что-то поменять. Естественно, неважно какая движуха лучше апатии и лизоблюдства.

И мне это кажется небезопасным. Революционный романтизм — великая вещь, и сердечко мое с революцией. Но на месте разрушения лучше чистота, а не пустота. В отличие от го на будущее надежды нет. По последней мере я ее надежду не питаю. 1-ая реакция — началось!!! 2-ая — что дальше??? Похоже, спектакль Circo Ambulante полностью вырос в русле этих тревожных раздумий, питался ропотом возмущенного Фейсбука и эйфорией уличных демонстраций.

Фактически, и родился он, по признанию Андрея Могучего, из обычный ассоциации: Лия Ахеджакова — Дон Кихот она наверное приходила в голову почти всем, кто слушал обошедшую весь веб речь артистки против «партии жуликов и воров». И вот вокруг фигуры хрупкой малеханькой дамы в латах стали накручиваться истории, детали, образы. А так как фантазии режиссеру и его соавтору, создателю театра АХЕ Максиму Исаеву не занимать, накрутили они столько, что хватило бы на дюжину постановок.

Действие их сюрреалистического гиньоля происходит на каком-то отрезанном от цивилизации полуострове — судя по всему, осколке русской империи, которым сейчас заведует местный царек, Обер-кондуктор. От былого величия на полуострове остался заброшенный металлургический завод, отравивший атмосферу на улицу можно выходить только в противогазе и работающий мясокомбинат, где готовят стратегический продукт «бычьи семенники» — виагру и мумие в одном флаконе.

Работницы комбината колотят палками бычьи туши из старенькых пальто и ловким движением мачете отрубают им мошонки. Посреди расторопных витальных баб трудится и тихая, молчаливая Мария Лия Ахеджакова — дама трудной и нестандартной судьбы. В цирке отец Марии метал ножики в свою супругу, а когда та сбежала с жонглером из Пскова, переключился на дочь, но в подпитии отсек ей ухо.

Истекающую кровью даму подобрал проезжий металлург и увез на Кубу, где разведывал месторождения никеля и площадки для ракет ПВО. Эту мыльную оперу можно говорить еще долго: о том, как «рыцарь доменных печей» стал изменять собственной «Дульсинее», как та написала анонимку в партком и супруга уволили с работы, а позже инфаркт на 20 лет приковал его к кровати. Но все это — истории, оставшиеся за кадром.

А на сцене тем временем бурлит жизнь. Туда-сюда ездят большие железные конусы: снаружи — потухшие трубы завода, снутри — убогое совковое жилище. Рядом ведут подпольную работу террористы, делающие взрывчатку из бычьего семени. По телеку демонстрируют реалити-шоу «Битва с акулами», а диктор гомеровским стихом шпарит про открытие новейшего цирка в кратере вулкана. Уровень бреда зашкаливает, когда Мария, получив прикладом по голове, по ошибке попадает в морг и лицезреет, как загробных дел профессионалы латают мертвецов и посылают обратно на улицы городка.

Что за абсурд, скажете вы. Но вот фокус: то, что смотрится в пересказе полным безумием, на сцене начинает действовать. Сгущающийся мрак антиутопии наводит на зал некий леденящий, гипнотический кошмар. Не знаю, у кого как, а у меня по спине бегали мурашки, когда бешеная мама Ольга Лапшина , переходя в отчаянии на польский язык, металась посреди людей в противогазах, разыскивая отпрыска, увезенного на потеху Обер-кондуктору.

Фактически, конкретно в этом — в столкновении живого, людского и мертвого, механического — и есть, по-моему, основной нерв спектакля. Главными носителями таковых архаичных понятий, как любовь, честь, достоинство, совесть, здесь, непременно, выступают Лия Ахеджакова и Альберт Филозов, играющий прикованного к постели Антона. Их малая бедная квартирка, с застиранным бельем, кастрюлями в горошек и склянками от фармацевтических средств, — единственный уголок тепла и комфорта в этом враждебном, брутальном мире.

А узкая и искренняя игра немолодых актеров перевешивает тонны сложносочиненных декораций и сценических аттракционов. А как прекрасен и величественен седовласый Филозов, вдруг встающий со собственного одра, чтоб уничтожить тирана! И как трогательна Ахеджакова, надевающая стальные латы Дон Кихота, чтоб продолжить дело погибшего супруга.

Свою битву с системой они заблаговременно проиграли — и отлично знают это. На смену одному Обер-кондуктору в виде придурковатого клоуна здесь же придет иной, и за его спиной так же будет стоять сероватый кардинал — политтехнолог. Но по другому они не могут. Этот самоубийственный акт протеста, это глуповатое и бессмысленное, доверчивое и красивое донкихотство — символ, отделяющий живых от мертвых.

Вы свободны! Вас просто околдовал злой Кащей», — кидает Ахеджакова в зал, как когда-то в русские времена делали на Таганке. Может быть, в устах иной актрисы таковой открытый революционный призыв сейчас звучал бы тупо и наивно. Но Лия Меджидовна на сто процентов оправдывает произносимый текст. В некий момент она выходит из роли, и мы лицезреем уже не работницу мясокомбината, а народную артистку с мощной гражданской позицией, как будто продолжающую свое известное видеообращение.

И у нас нет оснований ей не верить. Спектакль Могучего и Исаева — неровный, лишний, перегруженный ненадобными деталями и еще очевидно сырой — вызывает различные ассоциации. Приходилось слышать и про сатирический «Багровый остров» Булгакова, и про «Корабль дураков» Бранта. А еще можно вспомнить «Дракона» Шварца. Ведь история эта, при всей собственной формальной изощренности, чисто сказочная, идеалистическая. Вслед за «Счастьем» по мотивам «Синей птицы» Метерлинка, где Могучий в открытую говорил с детками и взрослыми о жизни и погибели, о любви и самопожертвовании, в собственной версии «Дон Кихота» он так же прямо, с юношеским романтизмом и азартом грезит о революции.

А мечты — это дело такое, взрывоопасное, почище бычьих семенников. Глядишь, к весне рванет. Каким должен быть театр нашего времени? Катастрофа ему не подвластна, да и условия для катастрофы не те. Комедия стала прибежищем бульварного театра, и взыскующая публика туда не пойдет, конкретный трэш либо агрессивно соц театр наскучивает на улицах, психический театр разучились играться Circo Ambulante - бродячий цирк - вот безупречная театральная модель, реально отражающая время.

Так, по последней мере, решили владелец европейской премии "Новая театральная реальность" Андрей Могучий и живописец, один из создателей инженерного театра "АХЕ", Максим Исаев, со всем своим "громокипящим", неудобоваримым, шутовским бредом ввалившись на престижную и, как показала недавняя премьера "Фрекен Жюли", полностью буржуазную сцену Театра Наций. Не берусь пересказывать всю историю с обилием ветвящихся и путаных линий.

Антиутопия о вулканическом полуострове, откуда издавна сбежали все, кто сумел, а оставшиеся дамы трудятся на бывшем металлургическом комбинате, преобразованном в создание по переработке бычьих яиц, обеспечивающих жизненную силу бессмертному тирану острова Обер-кондуктору, - эта история до предела набита подробностями, жанровыми способностями и проекциями современного искусства. Она разбухает на очах подобно тем тушам, которые Максим Исаев развесил по сцене.

Она переполнена деталями, подобно внутренностям фабричных печей, которые конусами высятся на сцене, а обернувшись иной стороной, являют начинку набитых старенькым хламом домов. Заунывные песни, сумрачный конвейер, атмосфера постапокалиптической тирании, группа художников- акционистов, кое-чем решительно напоминающих группу "Война", пытающихся устроить революцию, посреди которых один и совсем голый, в стеклянном аквариуме признающийся в любви к польскому театру, а по совместительству работающий осведомителем в полиции; нескончаемое стройку цирка, который в духе новейших тенденций времени затеял обер-прокурор в кратере вулкана Мысль этого странного сочинения появилась у Могучего при мысли о Лии Ахеджаковой и ее донкихотском виде.

Но осознать это можно лишь к финалу. В самом начале Мария, героиня Лии Меджидовны, не много чем выделяется из среды умеренных тружениц бычье-яйцового производства, разве что романтичным авиаторским шлемом и молчаливостью. Она молчит практически весь спектакль, и ее историю мы узнаем по частям. Дочка репрессированного и спрятавшегося в цирке фокусника, она заменила мама в номере с метанием ножей, опосля того как та сбежала с иным циркачом.

Запивший с горя отец безуспешно метнул ножик и отрезал девченке ухо. Тогда она сбежала, жила как все, пока в один прекрасный момент полицейский не огрел ее дубинкой по голове. С тех пор ее картина мира стала решительно иной. Ее супруг Антон, прошлый герой металлургического производства, крайние 20 лет, пока страна прозябала в производстве бычьих яиц, прикован заболеванием к кровати. Его играет Альберт Филозов и делает это с таковым же донкихотским бесстрашием, как и его партнерша.

Антон весь спектакль пробует отучить соседского мальчугана глядеть телек, а в финале решительно встает и отчаливает стрелять в Обер-кондуктора Александр Строев. На полуострове мертвые живут рядом с живыми, совсем превращая жизнь островитян в фантасмагорию. В финале облаченная в донкихотские доспехи малая и бесстрашная Мария - Ахеджакова берет на себя цель убитого Антона и обретает дар пламенной речи.

Мария отчаливает на бой с тираном, вооруженная только верой в необходимость свободы. Этот финал Circo Ambulante очевидно вписан в новейшую историю Рф как опыт театрального ответа на злость дня. Тяжелый для просмотра, заставляющий мучительно смотреть за все новенькими и новенькими подробностями нескончаемо разрастающегося сюжета, лишенный драматургической логики и напряжения, не достаточно схожий на театр вообщем, кажущийся провальным и с недоумением воспринятый публикой, пришедшей насладиться Чулпан Хаматовой, спектакль Могучего дарит совершенно другие переживания.

Он честно фиксирует фантасмагорическую, полную депрессивных коллизий действительность, он полностью зависит от сотворчества его участников и не хочет быть только высококачественным продуктом для буржуазного употребления, он показывает неготовность актеров на предельную свободу на личное творчество, но он им и нам ее обещает. Он принуждает недоумевать и ужасаться, брезгливо морщиться и восхищаться, а это уже больше, чем то благообразное "ничто", которым подкармливают нас часто театры.

Одна из самых смешных миниатюр Аркадия Райкина начиналась с выяснения вопроса: «Кто сшил костюм? На премьере «Circo Ambulante» вопросец «кто это придумал? Кто вымыслил взять сюжет, над избитостью которого потешался еще в двадцатые годы прошедшего столетия Миша Булгаков. В его «Багровом острове» бездарный графоман-драматург Дымогацкий придумывает пьесу о несчастных туземцах, которые изнемогают под властью тирана Сизи-Бузи.

В «Circo Ambulante» несчастных островитян подавляет тиран Обер-Кондуктор чье злодейство внушительно подтверждено брюками в красноватую полоску, привычкой к плохим словам и тем фактом, что провинившихся осведомителей к нему доставляют только голыми и в аквариумах.

Обитатели острова практически поголовно борются с данной нам кровавой тиранией, образуя отряды взрывателей, террористические арт-группы и выдвигая героических террористов-одиночек. Один — Вальтер Миша Горский выдумывает спецсостав, добытый из бычьих яиц, выпив который человек становится живой бомбой.

Иной — Антон Альберт Филозов , 20 лет пролежавший в памперсе на мед каталке никто бедняжку даже пледом не накрыл , тайно тренился, чтоб подняться на ноги, дойти до тирана и пронзить его ножиком. Третьи — группа арт-террористов, — в промежутке меж приемами наркотиков обдумывают планы разрушения всего и вся… Для сотворения убедительной атмосферы невыносимых критерий жизни островитяне время от времени бродят по улицам в противогазах, а над их головами проплывает надувная акула…. Вся эта «борьба против тирании» изложена языком, исполненным такового пафоса и слащавой сентиментальности, что булгаковский Дымогацкий кажется чуток ли не Шекспиром….

Коллеги-журналисты за два часа деяния спектакля стерли для себя пальцы, выписывая изречения-перлы один за остальным. Я бросила эту бесполезную задачку вычерпать ложкой море минут через 5 от начала представления. Потому воспроизведу лишь сокрушительный финишный вопросец, который наша героиня Просто Мария Лия Ахеджакова задает собственному многострадальному островному народу: «Отрезать мне яичка этому злодею, этому Кощею, который возомнил себя бессмертным и отравил своим зловонным присутствием весь наш полуостров либо просто их сильно-сильно сжать?

И одетая в сверкающие доспехи Рыцаря Печального Вида наша одноухая народная героиня «сжимает яичка тирана до тех пор, пока из их не брызгает … сами понимаете что». Лия Ахеджакова, к счастью, кровавую мизансцену не воспроизводит, а просто проговаривает детским голосом, смотря большими очами прямо в зрительный зал.

Предвосхищая вопросец «кто сшил костюм? Это плод коллективного труда». Честно говоря, кажется, Андрей Могучий нисколечко не преувеличил, и к этому коллективному сочинению приложили руку не лишь живописец Максим Исаев, занятые в постановке актеры — от Лии Ахеджаковой и Альберта Филозова до Алексея Ингилевича и Ольги Лапшиной.

Но и костюмеры, осветители, рабочие сцены, буфетчики и гардеробщики. Каждый вложил свою лепту, памятуя прочитанные и виденные страшилки, детские киноленты и различные ужастики. Как внушительно доказал в собственной миниатюре Аркадий Райкин, коллективное творчество решительно не подразумевает виноватых. На вопросец «кто сшил костюм?

К пуговицам претензии есть? Так и в «Circo ambulante» — декорации Максима Исаева сострочены очевидно на совесть. Серебряные конусы, свободно катающиеся по сцене, со спины напоминают внеземной корабль. А повернувшись к залу передом, эти конусы преобразуются в комфортные сказочные жилища-иглу, заполненные то кухонной утварью, то царским троном. Сцена театра временами покрывается клубами дыма, посреди которого шныряют белоснежные Медведи еще одна островная террористическая группировка.

Занятые в постановке актеры честно надевают противогазы и памперсы, выезжают в аквариуме голым задом наверх, бегают в медвежьих головах и пробуют управляться с куколками. А основное, все как один проникновенно кидают в зал свои кусочки текста, которого, языком Райкина выражаясь, «постеснялось бы и огородное пугало». Как досадно бы это не звучало, Андрей Могучий настойчиво пробует уверить мир и самого себя, что не в тексте театральное счастье.

Хотя его собственные режиссерские победы соединены, до этого всего, с большой литературой — будь то Гоголь либо Саша Соколов, а совсем не с театральными эскападами в духе булгаковского Саввы Лукича, твердо убежденного, что «международную революцию в театре можно организовать за 5 минут», ежели поднажать всем коллективом. В Театре наций — Circo ambulante Андрея Могучего. В основных ролях Лия Ахеджакова и Альберт Филозов.

С ними: Ольга Лапшина, Арина Маракулина, Алексей Ингелевич, двенадцать монтировщиков декораций, взвод костюмеров и осветителей, Дон Кихот, Ланцелот, изощренное безумие сценографии Максима Исаева… И ожесточенный, раздирающий смехом рты, отчаянием души, сарказм сюжета.

Пьесу режиссер Могучий и сценограф Исаев писали сами. По той же причине, по какой Ахеджакова в бутафорских латах идет на арену уничтожить тирана: больше некоторому. Пролог выложен на веб-сайте театра. Вот угрюмый и нищий полуостров. Градообразующих компаний два: мясокомбинат продукт — бычьи яичка, любимое блюдо т.

Сталина — и толкучка. Обер-Кондуктор, отец народа, разгоняет Государственный блошиный рынок и выдвигает национальную жеидею: сделать наилучший в мире цирк! Бюджет стройки три раза разворован. Цирк задешево располагают в природном амфитеатре: в жерле вулкана. Фантасмагория с бычьими тушами из фосфоресцирующих тряпок, с противогазами без их здесь не выходят на улицу , с башнями заглохших домен по всей сцене когда-то на полуострове плавили сталь , с лепетом о Гражданской войне в Испании, о культе вуду, о группе акционистов-протестантов, о взрывах в кафе и пропажах малышей на улицах — похожи на долголетний ужасный сон.

Хорроры телеящика издавна вросли в трудовые будни. Страхом здесь дышат. Выходя из дома, натягивают на лицо отчуждение — как противогаз. У рампы сумасшедшая и обычная бедность старенькой квартиры: эмалевые бидоны, дачные плащи, холодильник х, пожелтевшая афиша из наилучших времен.

Лежит в ветхих простынях «инсультник» с благородными чертами Альберта Филозова, пытаясь зажечь сюжетом «Дон Кихота» толстого мальчика-сиделку. Тот на всё хмыкает: «Прикольно». И вечно испуганная, худенькая супруга больного Мария Лия Ахеджакова , срывая резиновые перчатки работницы, мстительно объявляет:. Ужаснее не будет. Я, может, свое дело заведу. Броская аллегория в стиле ужасного сна царит на сцене 1-ые минут 20, ошарашивает и озабочивает.

Позже начинает врастать в действительность. И обретает силу. Вот история парализованного Антона: был инженером, ездил на Урал по распределению, работал на Кубе, лицезрел живого Че, стал директором литейного завода на острове… собирал книжки, гордился качеством стали… позже захворал, а завод закрыли. Вот история Марии: были юными, ездили по Кубе на битом джипе… Пенсия у супруга — никакая… Вот мальчик-сиделка Никита Полицеймако и его мать Ольга Лапшина : да, прогуливаются в противогазах, климат у их таковой, — но обнимаются и дрожат друг за друга как хоть какой пятиклассник и мать-одиночка в Капотне и на Гражданке.

Вот молодая работница мясокомбината, безымянная солдатка жиловки, жировки и кишкования, гулким пионерским голосом говорит, кокетливо облокотясь на каталку морга:. Сладкая вата как горизонт мечты у каждого своя: айфон, SPA-салон, тапки в стразах.

Но она — как квартира Антона и Марии, как мать-работница с отпрыском — из нашей жизни. А жестокая удовлетворенность, с какой островитяне меняют литейный завод на блошиный рынок, его на мясокомбинат, а комбинат на цирк мирового класса — разве не наши? Весь опыт, вся слава Ахеджаковой и Филозова здесь начинают работать на спектакль. Эти двое как будто вводят на сцену тени «Взрослой дочери юного человека», «Серсо», «Крутого маршрута», «Песни о Волге», «Гаража» и «Небес обетованных»!

Вводят полузабытое время прямоходящих людей. Через ужасный сон вспоминаешь: они были! Единственной реальностью в гротеске раскраденного, взорванного, кровавого цирка оказываются серебряные седины разгромленного, доживающего собственный век в чуждом мире поколения родителей — с их великими заводами и щербатыми чашечками, «Дон Кихотом» на полке и долгом просвещать деток даже с нищего ложа крайней заболевания.

На бой с тираном выходит исцеленный Антон. Опосля его смерти — бутафорские латы Дон Кихота у рампы надевает Мария-Ахеджакова. На премьере, 12 января, актриса вышла к рампе два раза героем: 10 днями ранее Лия Меджидовна получила травму на репетиции в «Современнике». Рука под перчаткой была в ортопедической шине. Эта сцена, понятно, — кульминация Circo ambulante. Свет в зал! Опершись на копье Дон Кихота, знакомым всей стране беззащитным голосом, с рассудительной прямотой Мамы-Муравьихи, Лия Меджидовна говорит в публику:.

Живет с нами. И с сиим же нужно что-то делать! Андрей Могучий — режиссер совсем вроде бы не политизированный. Но за месяц до премьеры Circo ambulante Могучий писал для петербургского веб-сайта «Фонтанка. Ру» о сущности спектакля:. Не считая того, эта история связана с Лией Ахеджаковой — с человеком, который имеет внятную и твердую социальную позицию и высказывает ее регулярно».

Там же, с прямотой, достойной его героини, Могучий говорит о происходящем в стране:. Это ситуация лицемерия власти, полной подлости и свинства… Но при этом, оглянувшись вокруг, понимаешь, что ни под один флаг вставать не охото. Ни одна предлагаемая для тебя идеология не вызывает доверия. Все великие идеи погибли, ни одна не родилась. То есть не понятно «за». И есть чувство очередной будущей разводки. Думаю, уже очередь выстроилась из желающих приватизировать энергию проснувшихся маcс».

На сцене Театра наций так и получится. Обреченный тиран в шутовском пурпуре посиживает в королевской ложе цирка. Мария не промахнется! Но рядом уже завывает Контролер Мясокомбината Алексей Ингелевич :. Безысходный финал хотя вроде все читали «Дракона»… да и газеты накрывает зал.

С цирком — всенародным энтертейментом мирового класса, выстроенным за копейки в жерле вулкана, — придется разбираться уже при новеньком тиране. Грустный праздничек. Таковой передовой театр, как Театр наций, должен, естественно, приветствовать новейшие формы — в особенности сейчас, когда не стал арендовать чужие площадки и совсем перебрался в наконец-то отреставрированный театр Корша в Петровском переулке. А главные у нас спецы по новеньким формам — это, естественно, петербургский режиссер Андрей Могучий и «русский инженерный театр АХЕ», половину которого составляет живописец Максим Исаев.

Они и выдумали Circo Ambulante — фантасмагорию с политическими намеками, историю Дон Кихотов, свергающих тоталитарный режим на одном небольшом вулканическом полуострове, где «всегда идут дождики, а время от времени ураганы». Это я уже цитирую вложенный в программку синопсис, тщательно описывающий, что мы увидим на сцене, но основным образом, чего же не увидим.

Это разумно: для чего обрисовывать то, что видно, и демонстрировать то, о чем можно прочесть. Про устройство острова необходимо знать, что на нем размещен городок, а в нем есть градообразующий металлургический завод, но он издавна закрыт. Потому стратегическим объектом стал мясокомбинат.

Он поставляет бычьи яичка, которыми тиран в должности обер-кондуктора поддерживает себя в форме. То, что не съел обер-кондуктор, идет на экспорт. Побочным продуктом — мясом быков — подкармливают акул чтоб с острова никто не удрал. Не считая людей по имени Мария, Антон, Давид, Жужа, Циля, Вальтер, Фна и Глория на полуострове есть несколько должностных лиц пристав, бармен, шпрехшталмейстер, два санитара , арт-террористы, а также медведи и мухи.

Медведи прогуливаются с лозунгами. Из мух, по-хорошему, стоило бы делать слонов, но Исаев и Могучий не стали жалко. Красивая актриса Ольга Лапшина отлично говорит по-польски. Один из арт-террористов признается в любви к польскому театру, в весеннюю пору побывавшему в Москве с большой, почти всех поразившей програмкой.

Исаев и Могучий неистощимы на пародийные аллюзии: начнешь перечислять, никакой рецензии не хватит. Ощущается, что формат спектакля для публики досадно ограничивает их фантазию. Они выдумали целый мир, но поведать о нем что-нибудь связное за два с половиной часа — дело архисложное.

Потому осознавать, что происходит на сцене в каждый определенный момент, не непременно. Ездят туда-сюда муляжи освежеванных туш в виде пальто и трубы металлургического завода. В трубах открываются различные дверцы и ругается лысый обер-кондуктор Александр Строев. Над его головой прекрасно летает надувная радиоуправляемая акула охото приобрести такую же. Санитары в морге делают из мертвых людей условно живых.

Кульминационные действия нарисованы на картоне в стилистике не то комикса, не то лубка. Герои произносят в разной степени удивительные монологи о собственной несчастной судьбе и задаются вопросцами, живы они либо погибли. о их отношениях создатели знают, но не говорят. Понятно лишь, что у бывшей циркачки Марии Лия Ахеджакова есть парализованный супруг Антон Альберт Филозов , планирующий убить обер-кондуктора, и квартира, на которую претендует недобрый карлик Алексей Ингелевич.

Шпрехшталмейстер Юрий Шерстнев либо Юрис Лауциньш сокрушается, что все на полуострове ненастоящее: и цирк, и клоуны, и даже публика в зале. Публика в зале думает и пробует осознать, реальная она либо нет, спит либо, напротив, просыпается от социальной апатии. А ежели просыпается, то почему на сцене нет «Фейсбука»? Андрей Могучий говорит, что план спектакля появился оттого, что он увидел Лию Ахеджакову Дон Кихотом.

Это чрезвычайно трогательная картина. В финале малая огненная Ахеджакова в латах произносит монолог о том, что погибель Кащея понятно где, потому нужно ему понятно что отрезать либо раздавить. Здесь возникает нелепое подозрение, что весь остальной антураж придуман для того, чтоб упрятать эту революционную речь в умопомрачительное яичко, яичко в зайца, зайца в селезня, а то получится смело, но не художественно. Люди, львы, соколы и куропатки, рогатые олени, гуси, пауки, молчаливые рыбы, обитавшие в воде, морские звезды и те, которых нельзя было созидать глазом, — словом, все жизни, все жизни, все жизни, свершив печальный круг, вышли, чтоб выразить решительный протест против антинародного режима.

Объявленную было перед Новеньким годом в Театре наций премьеру Circo Аmbulante Андрея Могучего отменили, так как спектакль был не готов. На данный момент все-же сыграли, но постановку по-прежнему нельзя считать готовой — от показа к показу она чрезвычайно сильно изменяется, и этот процесс будет идти еще долго, по последней мере до тех пор, пока Могучий сумеет приезжать в Москву, чтоб работать над спектаклем.

Так бывает, когда не хватает времени на репетиции, но здесь, мне кажется, дело не лишь в этом. Circo Аmbulante рождался а драматургами в нем выступили сам Андрей Могучий и его живописец, участник группы АХЕ Максим Исаев , рос и развивался в прямой связи со стремительно меняющимся политическим временем. Его тянуло в различные стороны, что-то быстро устаревало, мешало, а что-то казалось свежее нынешней газеты и практически пророческим.

Пока нет чувства, что этот спектакль встанет в ряд основных удач Могучего хотя ручаться нельзя, давайте вернемся к этому, скажем, в марте , но то, как он отражает нынешний день, с его сумятицей в мыслях и эмоциях и перепадами от темного пессимизма к восторженным надеждам, поразительно. Самое уязвимое место этого спектакля — фактически пьеса Могучего и Исаева, совсем чокнутая антиутопия, неописуемо перегруженная событиями и персонажами, со стилистическими перепадами от балагана и языка политической сатиры к патетической ритмизованной прозе, и в некие, особо одичавшие моменты кажущаяся графоманией.

Наиболее всего эта пьеса припоминает попытку уложить в сценические два часа разветвленный умопомрачительный роман, сохранив все его сюжетные полосы. Могучий с Исаевым выдумали целый мир, размещающийся на небольшом, труднодостижимом вулканическом полуострове кое-где в районе Кубы.

Ранее на нем работал металлургический комбинат, но сейчас он закрыт, а основным предприятием стал мясокомбинат, поставляющий стратегически принципиальный «деликатес бессмертия» — бычьи семенники. В тоталитарном государстве, управляемом придурковатым Обер-Кондуктором и стоящим за его спиной идеологом Приставом, создателей интересуют 5 дам, работниц мясокомбината.

В первую очередь Мария, в молодости сбежавшая из цирка и вышедшая замуж за профессионального Антона, сейчас — парализованного старика. Эту любящую пару — «старосветских помещиков» с бурным революционным прошедшим — играют Лия Ахеджакова и Альберт Филозов. Да, пьеса уязвима, но к спектаклю, сочиненному 2-мя главными русскими «визуальщиками» Могучим и Исаевым, увлекательнее находить остальные ключи.

Визуально Circo Аmbulante перегружен еще больше, чем сюжетно, но это оказывается его выигрышем. Перед нами дымный полуостров, где люди обязаны ходить в непонятных комбинезонах и шлемах, схожих на противогазы. Центральные детали дизайна — стальные трубы завода, из которых идет нарисованный дым, они ездят и вертятся, превращаясь то в склады коробок с бычьими яичками, то в конвейер, то в квартиры.

Гул, лязг музыка DJ Pestel , тревожный свет делают апокалиптическую индустриальную среду, с стальных крюков свисают растерзанные бычьи туши молвят, это просто старенькые пальто , на пары телеэкранах анимационные физиономии несут что-то про «источник в правительстве сообщает» и про праздничное открытие цирка в жерле потухшего вулкана.

Носятся ряженные белоснежными медведями с плакатом «С нами мох» это протестная группа «мировой отряд художников» , над головами плывет надувная акула основное реалити-шоу этого острова в океане — бой с акулами. В действие врубаются фирменные рукотворные куколки, живопись и фокусы театра АХЕ, из которых Могучий делает эпизоды-комиксы. В страшные моменты взрывов, избиений, смертей сцена затихает и преобразуется в книгу с картинами, где, к примеру, плоская фанерная марионетка-полицейский бьет фанерную Марию прикладом по голове.

На картонном занавесе нарисованы все умирающие герои с подписями вроде «Я — Ева мертва» фигура прикрывает животик, где в лучах выстрела написано «бздым». Но все это не одна только зрительная изобретательность — место спектакля содержательно заполнено. Мы, логоцентричные зрители, так озабочены тем, чтоб не упустить сюжет, что не успеваем разглядеть детали, которые дают нам живописцы, а они в зрительном театре молвят куда больше, чем слова. Здесь любая деталь как ссылка в вебе — показывает на источник вдохновения.

Во всех этих деталях, как и в сумбурном тексте, важен круг раздумий, который на данный момент обладает создателями спектакля так же, как и нами. Кто-то скучает по былому? Тогда пусть вспомнит и «перепиши квартиру на меня, все равно помрешь», и чувство вины за то, что 20 лет назад, узнав о измене супруга, написала в партком, а его выгнали из партии и с работы — вот и инфаркт.

В государстве, придуманном Могучим и Исаевым, столько же ненавистного «совка», сколько и нынешнего дня с его политтехнологиями, заботами о повышении рейтинга правителей, крикливыми художниками-акционистами: и не усвоишь, у кого война честная, а кто работает осведомителем. Тема революционного идеализма, донкихотства — чрезвычайно принципиальный сюжет для Могучего, проведшего детство на Кубе.

Он уже ставил 6 лет назад тоже чокнутую и тоже написанную им самим, вкупе с актером Денисом Ширко, историю о Дон Кихоте. Ламанческий» так же был умопомрачительной кашей из всего на свете, а героя играл обезумевший Александр Лыков. Сейчас Дон Кихотом оказывается малая немолодая дама, работница мясокомбината, у которой на руках парализованный супруг.

Она долго жила погруженная в собственные препядствия, а позже, беспричинно избитая полицейским и полумертвой попавшая в морг, вдруг сообразила, что нужно идти биться. И это чрезвычайно нынешняя история. Надевая доспехи Дон Кихота, Мария обращается в зал: «Я знаю, что говорю, ибо, получив палкой по голове, прозрела и вижу все в настоящем свете». И зал вдруг начинает принимать ее слова напрямую, поэтому что это Лия Ахеджакова и о том же самом она говорила в обошедшем весь веб видеоролике.

Есть еще какие-то патетические слова, но действеннее всего, когда она, прямо смотря в зрителям в глаза, тихо произносит: «Очнитесь, вы свободны». Ее победа на цирковой арене над правителем-Кащеем, погибель которого, как понятно, в яичке при этом яичке самого Кащея, а совсем не том, которое по русским сказкам в утке — и это тоже рифмуется с карнавальной мифологией «презервативов» в прошедших митингах , становится праздничком с танцами и фейерверками конфетти.

И непринципиально, что эти фейерверки означают — началось извержение вулкана, уничтожившее цирк, и что победно танцующие фабричные тетки издавна мертвы. Мы лицезреем, что пронырливый карлик Давид, получивший полуостров в дар, как Санчо Панса от Дон Кихота, вряд ли принесет людям счастье, но не можем отрешиться от эйфории победы, даже ежели позже всех зальет лавой. И пусть в каком-то премьерном интервью актриса замечает, что этот спектакль — ее одиночный пикет против несправедливости, но в театре становится ясно, что он совершенно не одиночный.

Режиссер Андрей Могучий, не раз номинированный и получавший разные театральные премии, лауреат европейской премии «Новая театральная реальность», дебютировал в Москве. В Театре Наций вкупе с художником Максимом Исаевым — из не наименее известного петербургского Инженерного театра АХЕ — они поставили спектакль по ими же написанному тексту Circo Ambulante.

Лия Ахеджакова и Альберт Филозов были, как постоянно, бесподобны. Как в зеркале, в программке заглавие спектакля обрамлено циклической парой имен: М. Исаев, А. Того и другого издавна уже не стали именовать фаворитами питерского театрального андеграунда, хотя оба вышли оттуда. Могучий много лет назад сделал Формальный театр, сначала прославившийся в Европе, позднее замеченный и общепризнанный на родине, Исаев совместно с 2-мя товарищами-художниками вымыслил Инженерный театр АХЕ, проделавший, воспользуемся образом Вознесенского, такую же параболу.

Кстати, в весеннюю пору на «Золотую маску» привезут спектакль Андрея Могучего «Счастье» по «Синей птице», так что какой уж здесь андеграунд? Но можно осознать Театр Наций, пожелавший заполучить в свою афишу спектакль, в котором бы встретились и поработали друзья по оружию Могучий и Исаев, чтоб неограниченные, можно огласить, технические способности площадки отдать в руки тем, кто сможет оценить эту всю совершенную и драгоценную «начинку».

Кому еще, как не им! И мы знаем, а уж они тем наиболее, что на Западе великие режиссеры нередко сами и создатели всего того, что, скажем так, выходит из-под их режиссерского пера. Лепаж — 1-ый, кто приходит в голову, хотя он не единственный. Ну и пошло-поехало. В итоге практически нереально пересказать сюжет получившегося «Цирка…», не упустив каких-либо очень существенных и сразу таковых же излишних деталей.

Диктор медведи марихуана канадский флаг марихуана

Телеведущая жжет

Следующая статья тор браузер видеочат hydra2web

Другие материалы по теме

  • Безопасность в браузере тор hyrda вход
  • Браузер тор джава
  • Смотреть видео через тор браузер hydraruzxpnew4af
  • Саженцы конопли
  • Не ищет в браузере тор вход на гидру
  • Купить спайс марихуану
  • 1 комментариев в “Диктор медведи марихуана”
    1. repetso 01.07.2020
    [an error occurred while processing the directive]
    [an error occurred while processing the directive] [an error occurred while processing the directive]